ВСЕ ЗНАМЕНИТОСТИ ПО АЛФАВИТУ

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 

Пахомова Людмила

 



Пахомова Людмила

 

Людмила Алексеевна Пахомова (31 декабря 1946, Москва — 1986, там же), российская спортсменка (фигурное катание), заслуженный мастер спорта (1970), заслуженный тренер России (1984)

Окончила Государственный институт театрального искусства (1970). Олимпийская чемпионка (1976, Инсбрук) в спортивных танцах (с А. Горшковым). Пара Пахомова-Горшков тренировалась у Е. А. Чайковской. Чемпионка мира (1970-1974, 1976), неоднократная чемпионка Европы (1970-1976). Чемпионка СССР (1964-1975). По окончании выступлений перешла на тренерскую работу. Работала с парой Н. Анненко и Г. Сретенский

Мать — Людмила Ивановна (1924-1993), врач; отец — Алексей Константинович (1912-1968), генерал, Герой Советского Союза, был заместителем председателя ЦК ДОСААФ. Он хотел, чтобы дочь стала парашютисткой. Она начала заниматься фигурным катанием с семи лет в ДЮСШ при Стадионе Юных пионеров в Москве; пробовала себя в парном катании и как одиночница, но долгое время считалась бесперспективной фигуристкой. Убедил её сменить амплуа Виктор Иванович Рыжкин, тренер ЦСКА, не оставивший честолюбивых спортивных замыслов несмотря на то, что был намного старше её. Именно он первым объяснил Людмиле, что танцы — это тоже интересно. Виктор Рыжкин рассказывал: «Ей не давалось все легко. У нее очень драматичная спортивная и человеческая судьба… Помню, как встретил в метро ее маму, Людмилу Ивановну, и она мне сказала: «Мы закончили, успехов в фигурном катании нет. Папа забирает Милочку в парашютный спорт». А отец ее, Алексей Константинович, был генералом, Героем Советского Союза, заместителем председателя ЦК ДОСААФ. В то время, будучи уже тренером сборной СССР, я решил вернуться на лед, чтобы взяться за новое дело в нашем фигурном катании – спортивные танцы на льду. И, конечно, я не забыл Милочку (ее не только родители, все так называли) – ее пластику, артистизм». На первый чемпионат страны по спортивным танцам на льду, который состоялся в 1964 году в Кирове, их упорно не хотели допускать. Но все-таки Пахомова и Рыжкин вышли на лед и стали первыми чемпионами по спортивным танцам на льду. Это стало её первым чемпионским титулом

Людмила Пахомова, долго выбиравшая между парным катанием и танцами на льду, лишь незадолго до очередного чемпионата Европы определилась окончательно. Но на чемпионат они с Рыжкиным не попали, т. к. руководство отдало предпочтение более опытной танцевальной паре. Людмила Пахомова и Виктор Рыжкин поехали на чемпионаты Европы (в Братиславе) и мира (в Давосе) только в следующем, 1966 году. Но дуэт Пахомова—Рыжкин просуществовал недолго. Смену танцевального партнёра Людмила Пахомова назвала «самым первым из сложных испытаний» в своей спортивной биографии. Людмила Пахомова вспоминала в книге "Монолог после аплодисментов": -- Однажды я пришла на "Кристалл", когда там тренировался Саша Горшков. Мы были с ним знакомы. В мой последний сезон партнерства с Рыжкиным его пригласили в ЦСКА в пару к Ире Нечкиной. Они тренировались, а я на него посматривала. Смотрела без особого интереса: катается себе парень и катается. Дождавшись конца тренировки, подошла к нему и спросила: "Хочешь со мной кататься?" Я понимала, что значит для Саши мое предложение и как ему трудно решить. Только что он перешел в ЦСКА. Его и Нечкину тренировал Рыжкин. И вдруг ни с того ни с сего бросить все - партнершу, тренера. Но с другой стороны, кататься в паре с чемпионкой Союза, участницей чемпионатов Европы и мира было заманчиво

Сказала: "Ты подумай. С ответом не спеши. Сам знаешь, ни в каком клубе я не числюсь. Тренера тоже нет. Такая, как сейчас, я никому не нужна. Если надумаешь, позвони"

Он позвонил, сказал, что согласен. И мы начали работать. Где? Где пустят. На "Кристалл" мы приходили в восемь утра. С одними откатаемся, потом следующие начинают тренировку, мы и с ними откатаемся. Ничьи. Ни с кем. Я была и своим, и его тренером. У меня, как говорят, выросли крылья

Многие считали, что в нашем дуэте с Горшковым главное лицо - я. Не могу с этим согласиться, хотя понимаю, почему могло сложиться такое впечатление. Я более эмоциональна, чем Саша, и со своими бурными эмоциями буквально из кожи лезла вон. Мне нужен был рядом человек спокойный, уравновешенный, достаточно авторитетный, который мог бы меня урезонить. При другом партнере я бы не смогла проявить себя столь ярко

Саша создал очень интересный образ партнера, тип этакого джентльмена. Не случайно он всегда танцевал во фраке. Англичане называют такой стиль "хэнсэм" - красота поз, линий. Красота именно мужская, строгая, холодная, подчеркнутая некоторой церемонностью. Мне это нравилось. Думаю, и Саше была нужна именно такая партнерша, как я." С 1967 года Людмила Пахомова выступает с Александром Горшковым. С ним они стали шестикратными чемпионами мира. Тренером «золотой пары» была Елена Анатольевна Чайковская и оставалась тренером этой пары вплоть до их ухода из любительского спорта

Пара Пахомова — Горшков начала спортивную карьеру на большом льду, когда отечественные танцевальные дуэты значительно уступали зарубежным. Но уже в 1969 году они стали обладателями серебряных медалей на мировом чемпионате, а в 1970 году первыми из советских фигуристов завоевали чемпионское звание на первенствах мира и Европы

Зимой 1975 года Пахомова и Горшков выиграли чемпионат Европы в Копенгагене. Сразу после соревнований фигурист почувствовал недомогание (сказалось долгое позирование перед фотокамерами в ледяном зале), но старался не обращать на это внимания. Людмила Пахомова вспоминала : - Саша перенес сложную операцию и, еще не совсем оправившись, поехал в Америку.Турне нам очень нелегко далось. К тому же я подбила его на тренировке. Мы упали на лед, и он, чтобы я не разбилась, удерживал меня двумя руками, а сам проехал лицом по льду чуть не половину площадки. Всю кожу содрал, а вечером выступать. По свежей ссадине я его гримировала. Хорошо еще, что мумие с собой привезли. Намучился он, настонался, но, слава Богу, все затянулось, зажило, без болячек обошлось..

Вернулись мы, наконец, домой едва живые. Нам говорят: "Собирайтесь в Сибирь". У нас всегда в конце сезона бывали большие турне по городам Сибири. Прилетели в Кемерово. Открытый каток. Снег валит. Люди под зонтиками стоят. Раздевалка - такая теплушечка крохотная: обогреватели, самовар, раскладушки и шерстяные одеяла, в которые мы кутались. Мороз лютый. Лица у всех синие. Выступали кто в чем: в варежках, в свитерах, в платках мохеровых. Мы с Сашей такого себе позволить не могли. Лак на волосы, зализать, закрепить, декольте и... вперед. Четыре биса. Да еще после никак не могли прорваться в свою теплушку - автографы раздавали

В том же году Саша заболел. У него был спонтанный пневмоторакс и разрыв легочного кровеносного сосуда. Но диагноз поставили не сразу. Сначала - по характеру болевых ощущений - предположили одну из форм радикулита. Врач сборной посоветовал горячую ванну. Стало хуже. Начали втирать тигровую мазь - еще хуже. Тогда стало ясно, что это не радикулит. Саша отчасти и сам был виноват. На боль он пожаловался не сразу. Лечь на обследование в больницу отказывался

На третьи сутки Чайковская повезла нас к сердечных дел мастеру. Он раздел Сашу, постукал пальцами. И сказал: "Молодой человек, все это было бы смешно, когда бы ни было так грустно. Вас надо показывать студентам и говорить: этот молодой человек давно должен был умереть. Почему он до сих пор жив - науке не известно". Мы стоим с Чайковской ни живы, ни мертвы. "Понимаете ли, уважаемые дамы, - обратился к нам с Чайковской профессор, - у него сердце с правой стороны. А левая половина груди заполнена жидкостью. Везите его немедленно в больницу"

Всю ночь над Сашей колдовали врачи и сестры. Операция длилась четыре часа. Саша потерял очень много крови. Сделали переливание - поднялась температура. Оказалось, у него аллергия на консервированную кровь. Стали срочно искать донора. Новое осложнение - образовался тромб. Что делать? Профессор Перельман раздобыл какое-то очень дорогое лекарство, разжижающее кровь. В общем, даже вспоминать страшно..

На третий день после операции Саша встал. На пятый - стал ходить. Врачи вызвали меня и предупредили: "Людмила Алексеевна, запомните, в ближайшие 10 лет самая большая нагрузка для вашего мужа - это с авоськой в булочную"

Выйдя из больницы, Саша провел дома три дня и пошел на тренировку. Катался, держась одной рукой за борт. На третью нашу тренировку приехали врачи. Мы прокатали перед ними половину произвольного танца. Все поддержки прямо на ходу перекидывали на правую руку, левая совсем была слабая. Он вообще был еще слаб, от Саши, как говорят, осталась половина. Врачи сказали, что Горшков сошел с ума, что он, видно, хочет умереть. А Перельман дал письменное заключение: "Может ехать на чемпионат мира. Вопрос о выступлении решить на месте"

Мы прилетели в Колорадо-Спрингс, догоняя команду. Прошло всего три недели после операции. Широко о болезни Саши не было известно: сказали, что грипп. Саша переодевался для тренировки дома, чтоб никто не увидел шва. На льду мы подолгу не задерживались. Через какое-то время, чтобы иметь ясное представление о том, какую нагрузку мы можем выдержать, поехали на каток, расположенный в горах выше Колорадо. Покатались совсем немного, Саша был на грани обморока. Мы поняли, что произвольную программу не дотянем до конца. Есть вещи, не зависящие от человеческой воли..

Кстати, на лед Александр Горшков в Колорадо-Спрингс таки вышел, но только в показательных выступлениях, исполнив с Людмилой новый танец "Романтика"

Пахомова и Горшков изменили стиль танцев на льду. До них господствовали строгие, академические танцы преимущественно под классические мелодии. Они же привнесли в фигурное катание живой, эмоциональный народный танец: «Соловей», «Вдоль по Питерской», «Озорные частушки», «Кумпарсита». Во многом благодаря их успешным (красивым и, самое главное, — по-спортивному сложным) выступлениям на чемпионатах мира, Европы и в 1976 году спортивные танцы впервые вошли в программу Олимпийских игр, где Пахомова и Горшков стали золотыми призёрами

В 1976 году, после блестящих побед на чемпионатах мира, Европы и на Олимпийских играх Пахомова и Горшков ушли из любительского спорта. Им был устроен прощальный бал во дворце спорта, и последним их танцем стала знаменитая «Кумпарсита». Сразу же по получении чемпионского олимпийского титула Пахомова и Горшков поженились

Из книги Л. Пахомовой: "Мы закончили выступать, а времени для дома не прибавилось. Был очень короткий период, когда я попробовала стать просто женой. Саша пошел на работу, а я осталась дома, что было вполне естественно для женщины, которая ждет ребенка. Родится малыш, размышляла я, и забуду фигурное катание. Оказывается, я себя плохо знала. Я уже изнывала от тоски. Саша на работе, а я сижу целый день у дверей и, как собака, вою. Весной Виктор Иванович Рыжкин предложил мне работать в ЦСКА тренером. Осенью, прямо с тренировки, меня отвезли в роддом. Я даже не знала, что рожать пора..

Дочь Юля родилась в 1977 году. Практически все заботы о ребенке легли на плечи бабушки. Сама же Пахомова с головой ушла в тренерскую работу - она просто не могла сидеть дома. С 1978 года работала тренером сборной СССР..

Наступил такой момент в их с Александром жизни, когда эмоциональные и физические нагрузки уже не компенсировались радостью и удовлетворением от очередного полученного титула. Может быть, они просто устали? Устали от ответственности за то, что не имели права быть хуже, чем в прошлый раз. Да и возраст подходил к тридцати – необходимо было думать о будущем. «Мы собрались с духом и отправились к Чайковской домой и прямо с порога произнесли страшные для нас, да, скорее всего и для нее, слова: «Лена, мы решили, что нам кататься больше не нужно». И в слезы. Я реву. Она ревет. В доме нашлась бутылка шампанского. Выпили мы по бокалу, успокоились немного. Помнится, Лена говорила нам, что это, конечно, очень горько, очень тяжело, но что, наверное, так надо, хотя она не представляет себе, как нам теперь жить дальше» В 1970 году окончила Государственный институт театрального искусства им. А.В.Луначарского, получив профессию балетмейстера. Это позволило Людмиле по окончании спортивной карьеры продолжить участие в спорте в качестве тренера. С 1978 года Пахомова работала тренером сборной СССР. Она сумела воспитать не одну пару чемпионов юниорских состязаний в танцах на льду

В 1979 году Людмила Пахомова заболела и это продолжалось 7 лет, хотя она сама признавать болезнь никак не хотела. У неё было опухолевое заболевание лимфатической системы, которое на первых этапах можно было как-то затормозить. Но она убегала из больницы на каток. Даже в последние месяцы жизни, когда лежала под капельницей, — мысли её были об учениках. У неё была тетрадочка, в которую она записывала задания — до последнего дня

«31 декабря 1985 года у нее был последний день рождения, – говорит Виктор Рыжкин. – Я приехал к ним с Сашей прямо с катка «Кристалл». Было страшно холодно, и я чуть ли не в валенках был. Мы танцевали с ней. И я даже не заметил, что на голове у нее уже парик, после химиотерапии...» Оставшиеся шесть месяцев своей жизни Пахомова провела в больнице. Будучи практически беспомощной, за это время успела... написать книгу. До последнего момента врачи, она сама и все ее близкие продолжали бороться... 17 мая 1986 года в возрасте 39 лет Людмила Пахомова Скончалась

Похоронена на Ваганьковском кладбище в Москве рядом с могилой отца. Мама Людмилы Пахомовой была с дочерью до конца, продолжила воспитание внучки, умерла в 1993 году и была похоронена рядом с мужем и дочерью.

 

< назад | к содержанию | вперед >

 

 

nina 2012-10-25 01:18:42
zameciatelinaia para


[Ответить] [Ответить с цитатой]
↑ +1 ↓
людмила 2016-01-31 22:24:16
наши кумиры!!!

[Ответить] [Ответить с цитатой]
↑ 0 ↓

Страницы: [1]

Оставить комментарий

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить